Лидия Чебоксарова, Евгений Быков «Стойкое послевкусие»

До сих пор обо всех героях рубрики «Домашняя муза» писалось по схеме: знакомство, развитие отношений, творчество. Первая же встреча с Лидой Чебоксаровой и Женей Быковым убедила: на этот раз все будет иначе — творчество, творческое знакомство, и снова — творчество. А как же «Домашняя муза», спросите вы? Что вы! О ней и речь.

В детстве самым главным домом для Лиды был кукольный. И это никакая не метафора, и не аллюзия с пьесой Ибсена. Родители Лиды, были самыми настоящими кукольниками. Мама — актриса кукольного театра, папа — режиссер. Их дружная семья много путешествовала, переезжая из города в город, из театра в театр, таким образом, еще до совершеннолетия Лида успела пожить в семи городах: родилась во Владивостоке, потом — Ирбит, Тюмень, Свердловск, Рыбинск, Грозный… Окончательно выросла Лида в Смоленске, который и считает родным городом. Частые переезды семьи маленькую Лиду ничуть не расстраивали — какому ребенку не интересно постоянно видеть новые города, приобретать кучу новых друзей и быть завсегдатаем таинственного и манящего мира кулис, тем более кукольных?

Но первый факультет, который выбрала серьезная Лида, был отнюдь не театральный — филологический. Правда, проучившись некоторое время, Лида неожиданно изменила курс и уехала в Ярославль, в театральное училище им. Волкова, где поступила на актерский факультет. Но и там она задержалась не долго. Как только чрезвычайно требовательная к себе и другим Лида убеждалась — ну не то это, на что стоит тратить силы и время собственной, заметьте, жизни, она бесстрашно и почти без сожаления расставалась с «ненужным». В отличие от большинства разумных людей, делающих выбор в пользу стабильности избранной профессии, Лида, приняв решение, каждый раз бесстрашно, с головой ныряла в неведомое. Когда через много лет поисков Лидия Чебоксарова будет участвовать в мюзикле «Норд-Ост», знаменитый каверинский девиз «бороться и искать, найти и не сдаваться» ей, как никому другому, будет близок и понятен.

И все-таки было нечто, что постоянно и неизменно сопровождало ее в этих бесконечных поисках. Песни. «Как утверждает моя мама, петь я начала немного раньше, чем говорить, — рассказывает Лида. — А в возрасте полутора лет я уже давала полноценные домашние концерты — исполняла, например, частушки, сопровождая их соответствующими танцами:

Ботиночки, ботиночки 
Научены плясать. 
Выйду замуж — буду плакать, 
Они — на полочке стоять!»

Когда Лиде было шестнадцать, учительница литературы Лидия Владимировна Кузьмичева прочувствовала неуемное желание своей ученицы петь и за руку привела ее в смоленский клуб авторской песни «Диво», справедливо рассудив, что уж если девочка все время поет, то пусть поет что-нибудь приличное. С тех самых пор Лида уже не расставалась с авторской песней. Но не с той «псевдохудожественной», заставляющей лишь недоуменно пожимать плечами музыкальных гурманов, мол, что это за графоманская самодеятельность на трех аккордах, а с той глубокой, подлинной, помогающей мыслить «не в строю» и чувствовать в одиночку.

В 1990 году Лида, оказавшись в Москве, стала участницей необычного коллектива с очень подходящим для него названием «Арбатская шпана». Коллектив обрел высокохудожественную поддержку в лице режиссера Артура Владимировича Вишневецкого, а так же музыкального руководителя Алексея Брунова и за время своего недолгого существования успел создать большую театрализованную программу и стать лауреатом Всесоюзного фестиваля авторской песни в Киеве. Сейчас Лида вспоминает то время с улыбкой: «Ну что мы пели тогда? «Отчего на голове не растут цветочки» — конечно, это было смешно, особенно когда исполнялись тремя здоровыми красивыми ребятами и хорошенькой, крошечной на их фоне девушкой… Может быть, если бы мы не распались, мы и придумали бы что-нибудь гениальное, запросто! Но…все бывает вовремя…»

В 1996 году Лида, уже как исполнительница-солистка, получает Гран-при на международном конкурсе «Петербургский аккорд», а в 1997 году записывает сольный диск «Люди сухопутья». Когда моя подруга, театральный критик Юлия Перчаткина, приехала в 1998 году с Грушинского фестиваля, она подарила мне этот диск со словами: «Послушай. Эта девушка — удивительная. Если бы ты еще ее видела на сцене — это просто сама Музыка».

Как оказалось, так же думала не одна Юля. В 1997 году, на летнем Грушинском, к Лиде подошел высокий застенчивый человек: «Я хотел Вам сказать… Я Вами восхищаюсь. Правда, я несколько иначе Вас представлял… Но я рад, что Вы именно такая!». В последствии Лида попыталась выяснить, как же именно Женя Быков ее себе представлял, слушая записи. Оказалось — высокой брюнеткой. «Видимо, сработал свойственный мужчинам стереотип, — предполагает Лида. — Принято считать, что темперамент и эмоциональность присущи именно брюнеткам. Но почему высокой?!».

Евгений Быков родился в Кургане, городе, где все друг друга знают. Удивительно, но рассказ о его профессиональном пути очень схож с Лидиным. «У кого-то образование неоконченное высшее, а у меня — три начатых». Женя закончил музыкальное училище в Кургане по классу фагота, поучился в Челябинском институте искусств на отделении оркестрового дирижирования, в Новосибирской консерватории на отделении композиции и почему-то в машиностроительном институте. Этих «университетов» Евгению с лихвой хватило, чтобы стать одним из лучших гитаристов-аранжировщиков. Позвольте, а фагот? «Гитара была моей первой любовью. Ей и осталась. Фагот, по сути, был инструментом случайным в моей жизни. А что касается учебы — учился, пока было интересно, а когда интерес пропадал — шел дальше». Вам это ничего не напоминает?

Женя работал в филармонии, играл в рок-группах, на танцах, но… Грянул 1991-й, филармоническая система развалилась, рок неожиданно наскучил… И вот тут Жене, (вспомним, что Курган — город, где все друг друга знают), поступило странное для него предложение от курганца же, барда Анатолия Киреева попробовать поработать вместе, и Женя согласился. Но, поначалу, ему пришлось непросто. «Прежде чем мы с Толей выехали на первый концерт, я год бился как рыба об лед — у меня ничего не получалось. Навыки, которые были у меня до этого, не годились для жанра авторской песни никоим образом. Ни единой нотой! Потому что в авторской песне мелодическая основа — кварто-квинтовый круг, а в роке — пентатоника. Я ей и мыслил!» Однако, из битвы с роковой (ударение на первом слоге) пентатоникой победителем вышел именно Евгений, и к моменту встречи с Лидой он был уже одним из самых уважаемых гитаристов в мире авторской песни. Так что когда он подошел на Груше выразить Лиде слова восхищения, она уже могла ответить ему тем же.

Лида: «В 1996 году я впервые услышала Женю на Грушинском фестивале, на Гитаре. Когда услышала, как он играет, подумала — ничего себе! Это же настоящий виртуоз, мастер! Мне бы такого. Имелось в виду — гитариста».

Если очень сильно чего-то хотеть, судьба непременно исполняет наши желания. На зимнем Грушинском 1998 года, через два года после той встречи на летней Груше, они снова встретились и больше уже не расставались. Две творческие личности, восхищенные друг другом — конечно же, рано или поздно это не могло не привести к совместной работе. Другое дело, что дуэт неожиданно получил семейное продолжение. А впрочем, все было чуть-чуть наоборот.

Лида: «К моменту знакомства мы уже знали друг друга, как творческих людей, и были интересны друг другу именно в этом качестве. Но поначалу я была почему-то убеждена, что работать вместе с близким человеком нельзя — ни к чему хорошему это не приведет. Как говориться, мухи — отдельно, котлеты — отдельно. И, в общем, какое-то время так и было: Женя продолжал работать с Анатолием Киреевым, активно занимался звукозаписью, аранжировками. Я работала с Дмитрием Земским, а так же в Песнях Нашего Века, много гастролировала. Мы с Женей оба настоящие трудоголики, не можем без работы, без новых интересных проектов. Одним из новых проектов, в конце концов, стал наш общий — «БрюТ».

Кстати, начало их совместного творчества было обозначено вполне романтически — Лиде нужно было подготовить «Балладу о Фрэйзи Грант» Галича, и вдруг она поняла, что в этой песне нужна еще одна гитара (к тому моменту Лида уже два года работала в дуэте с гитаристом Дмитрием Земским). Естественно, что «еще одной гитарой» после недолгих раздумий стал Женя — зачем далеко ходить? Так что период «просто семейной жизни» все-таки очень быстро сменился периодом семейно-творческим.

А в 1999-м Лида и Женя впервые вместе приехали в Барзовку, бардовский лагерь на берегу Азовского моря, завсегдатаям и активнейшим участником которого Лида является много лет, с тех самых пор, как ее, совсем еще юную, пригласил туда «поучиться у других» Дмитрий Дихтер. Теперь семейно-творческий дуэт Чебоксарова — Быков — настоящее украшение лагеря. Этим летом, например, одним из самых сказочных моментов третьей смены стал их ночной концерт в «эльфийском» овражке — «БарзенХолле», где Лида впервые представила песни из нового проекта их трио «БрюТ» — «15 песен Михаила Щербакова».

Трио «БрюТ» — так к настоящему моменту они творчески сосуществуют — Лидия Чебоксарова, Дмитрий Земский и Евгений Быков. Они первыми взялись всерьез раскапывать огромный пласт неоклассики авторской песни — затеяли большой аудиопроект, серию исполнительских дисков под общим названием «15 песен», о которой наш журнал уже писал. В этих дисках представлено творчество наиболее ярких авторов современности — Владимира Музыкантова, Михаила Щербакова, Александра Иванова и других представителей целой плеяды бардов, как очень знаменитых, так и незаслуженно малоизвестных, но, безусловно, достойных того, чтобы быть представленными широкому слушателю. Если бы видели, с какими горящими глазами ребята рассказывают об этой своей новой работе! «Это же чудовищная несправедливость! Огромное количество откровенно слабых песен считаются классикой авторской песни, и в то же время настоящая поэзия часто остается вне поля зрительского внимания, — говорит Лида, — Мы считаем своим долгом хотя бы попытаться исправить эту ситуацию».

А почему, собственно, «БрюТ»? «Назвать группу, как и дать имя ребенку, очень трудно» — смеется Лида. Сначала предлагали то, что приходило в голову, но идеи скоро закончились, и тогда дело решили поставить на научную основу — взяли толковый словарь и стали методично читать из него слова вслух. Как вы понимаете, и научный энтузиазм быстро иссяк. Решение, как это обычно бывает, пришло в самый неожиданный момент. Однажды Женя, ни с того ни с сего, меланхолично спросил у Лиды: «А что такое Брют?» «Брют!»- воскликнула Лида, — «Да это же мое любимое шампанское, не какое-то сладкое-полусладкое, а самое настоящее, терпкое, праздничное, изысканное, не оставляет похмелья, зато оставляет стойкое послевкусие и хорошее настроение…Это название нам подходит».

Как вы уже знаете, и до и после «БрюТа» у «настоящих трудоголиков» Лидии Чебоксаровой и Евгения Быкова всегда было много и отдельных творческих проектов. Лида, например, около двух лет посвятила мюзиклу «Норд-Ост». «Я играла массу забавных характерных персонажей и много танцевала, «зажигала» в первой линии всех массовых сцен. Это было очень счастливое время для меня, и нелегкое для моих домашних. Сначала ежедневные репетиции, затем ежедневные показы — очень много времени я проводила в театре, почти совсем не оставалось сил на семью. А в свои законные выходные я еще успевала ездить на гастроли с Песнями Нашего Века. Если бы не Женина поддержка а, главное, выдержка — непросто бы нам пришлось…».

Кстати, согласно легенде, Лида была одним из первых «посвященных», кому Алексей Иващенко и Георгий Васильев раскрыли тайну замысла «Норд-Оста», и Лида тогда спела все женские и детские партии для демо-записи. «Самое сложное для меня было потом долгое время никому ничего не рассказывать — подготовка мюзикла происходила в строжайшем секрете, никто не должен был знать даже о том, на какой сюжет он пишется. Конечно, я дала честное слово, что ничего никому не скажу до тех пор, пока о спектакле не будет объявлено официально. Так и ходила с постоянно прикушенным языком несколько месяцев. А так хотелось немедленно сообщить всему миру, о том, какое это чудо — «Норд-Ост»! Я сразу и навсегда влюбилась в эту музыку».

А Евгений Быков и сейчас продолжает работать как аранжировщик со многими известными авторами, он один из самых востребованных музыкантов в жанре, что называется «нарасхват». Их дуэт с «крупнейшим» бардом современности Леонидом Сергеевым, широко известен и очень любим зрителем. И все же трио «БрюТ» — главное, что принесла Жене и Лиде их «домашняя муза».

А их семейное трио — это «идейный вдохновитель» Лида, «нормальный профессионал» Женя и… чемпион Митя. Да, да, 10-летний чрезвычайно серьезный Митя — уже чемпион по спортивному ориентированию в своей возрастной категории.

Любовь Павличенко